top
logo

Консультантами уже можно быть: что дальше? Печать

 Решение о создании института налогового консультирования принято (Указ Президента Республики Беларусь от 19.09.2017 № 338) и трехлетняя реализация проекта формализована. Стоит ли аплодировать этому либо, напротив, заранее отвергать эту новацию?


 Попробуем кратко поразмышлять. Конечно, точка зрения автора субъективна, но, вместе с тем, не абстрактна, поскольку основывается все-таки на определенном практическом знании и понимании налоговой системы страны, проблем и этапов ее развития, с одной стороны, и опыте работы в сфере аудита (а он «поглощает», как известно, и вопросы налогообложения), с другой.


 Итак – плюсы.


 Конечно, многообразие, увеличение вариантности услуг. К аудиторским, бухгалтерским, юридическим добавляется налоговые предложения. Отсюда, в классике, богатство выбора, увеличение конкуренции, снижение цен и прочие блага рыночного регулирования. Действительно, без всякой иронии, в основе своей такое движение – это, несомненно, рост предложения и усиление конкурентной борьбы за покупателя услуг.


 Но за таким светлым тезисом возникает тень сомнения в виде реального положения дел на рынке, назовем их - экономических услуг.


 Автору неоднократно приходилось писать и говорить о незавидном состоянии рынка аудита в Республике Беларусь, причем рынка с многолетним функционированием; о тех инициативах Ассоциации аудиторских организаций, которые объективно направлены на сохранение, оживление и развитие национального аудита, но, к сожалению, воз и ныне там, в частности, – в Минфине.


 Не сильно могут похвастаться устойчивым поступательным движением и субъекты бухгалтерских, консалтинговых и иных сходных услуг.


 При этом насыщенность рынка всех экономических услуг достаточно высока и говорить сегодня о каком-либо ценовом либо ином, косвенном диктате на этом рынке со стороны предложения было бы неверным, напротив, заказчик, порой и не от хорошей жизни, определяет «погоду». Поэтому представляется, что дополнение рынка обособленным налоговым сегментом не вызрело как объективно необходимое, как, по моему, нет и психологического запроса со стороны потребителя.


 И это – минус для появления института налогового консультирования.


 Из сопоставления полюсов возникают, на мой взгляд, простые, но главные вопросы. Первый: кому нужны налоговые консультанты, второй: как это отразится на функциях и практике работы налоговых органов?


 Итак, потенциальные потребители услуг, это: физические лица, малый и средний бизнес, крупные предприятия.


 Физические лица, которые испытывали бы потребность в содержании (оплате услуг) налогового консультанта, имея возможность обратиться в специализированные либо другие отделы налоговых инспекций на местах бесплатно? Весьма сомнительно. Не стоит здесь даже сравнивать ситуацию с бюргегом из Германии, которая является авансценой, примером для инициаторов налогового консультирования в Беларуси либо, например, яппи или служащего корпорации в США, непременно имеющим налогового юриста: по меньшей мере, это некорректно как по доходам, так и, что важно, менталитету (у нас обращение к психологу в обиходе приравнивается к психиатрической помощи, а следовательно - к подозрению в ненормальности).


 Малый и средний бизнес далеко не всегда готов раскошелиться на качественный (либо хоть какой) аудит и/или внешний консалтинг, и далеко не всегда в итоге его «без боя» оплатит.


 Крупный бизнес: имеет штат внутренних аудиторов, финансовых консультантов, штатных замов главного бухгалтера по налогам и т.п. - возможны варианты. И, опять-таки, в дополнение к еще и внешнему аудиту – налоговый консультант? Может быть, но при весьма нестандартной ситуации и не в массовом порядке.


 Проводился ли не ангажированный репрезентативный опрос субъектов хозяйствования, прежде чем взяться за реализацию проекта? Если – да, и результаты были впечатляющими, то пусть так и будет, автор ошибается и решения - в жизнь!


 Второе: не произойдет ли движения (или современным языком – тренда) налоговых органов: официально, полуофициально либо подсознательно, в сторону рекомендаций налогоплательщикам при их обращениях за консультациями примерно следующего характера: в целом ситуация описана в законодательстве, а за конкретными разъяснениями – к налоговым консультантам. Как будет выстроена система взаимоотношений между государственным и частным институтом, и этими организациями - с налогоплательщиками? Не получится ли не явного, но латентного процесса смещения акцентов на платные консультационные услуги?


 При этом не лишне вспомнить, что в свое время те же отделы консультаций создавались как инструмент конструктивных взаимоотношений между государством и налогоплательщиками, формирования признаков доверия и взаимоприемлемого партнерства. В конечном итоге, это, пусть не всегда и повсеместно, способствовало и изменению образа налоговых органов: от районной инспекции до, вначале, ГНК, впоследствии - МНС. Налоговая служба постепенно перестала восприниматься как исключительно фискальный институт. Насколько известно, и в последние годы предпринимаются меры, и в этом направлении сделаны практические шаги, по реальному, не в лозунгах, сближению интересов налоговиков и налогоплательщиков, построению работы преимущественно не «ногами», но «головой», переходу к приоритету аналитики и камерального контроля. И, по моему убеждению, в этой конструкции органичное и значимое место занимает разъяснительно-консультативная служба налоговых органов: от отделов консультаций (специалистов) в инспекциях на местах до методологических и аналитических подразделений в областях и министерстве.


 Вопросы не праздные и исходят, в том числе, из заинтересованности в существовании и разнообразии институтов, в которых объективно нуждается потребитель, он же – налогоплательщик. По крайней мере, представителям бизнеса и сегодня есть куда обратиться и дай Бог, чтобы, повторюсь, были деньги за это расплатиться.


 Поэтому, принимая право общества на наличие института налоговых консультантов, полагаю, что это должно сопровождаться не абсолютным неприятием или, напротив, восторженной эйфорией, а пониманием реалий сегодняшних и завтрашних.


Вернуться назад << Евгений Герштейн,
заместитель Председателя
Ассоциации аудиторских организаций.
 

bottom